Фэндом


Вариант развития общества альтернативный технокоммунизму, в период, когда произойдет стирание грани между вещью и содержащейся в ней информацией. Общество, в котором информация рассматривается в качестве товара.

Поскольку, с одной стороны, информация является ресурсом бесконечно копируемым по самой своей природе, а с другой стороны, денежная стоимость может быть присвоена лишь такому ресурсу, которого на всех не хватает, информационный капитализм может существовать только тогда, когда доступ к информации искусственно ограничивается с помощью шифрования информации, и запрета на ее не лицензионное копирование, проводимого в жизнь с помощью жестких полицейских мер. При этом право доступа к информации превращается в такой же символ социального статуса его обладателя, каким раньше, до стирания грани между вещами и информацией, были дорогие вещи и недвижимость. Иными словами, информационный капитализм, так же как и традиционный капитализм, является обществом, члены которого ориентированы на борьбу между собой за повышение своего социального статуса, а не на покорение природы, что может иметь отрицательные последствия для бессмертия человечества.[1]

НетократияПравить

Netocracy.jpg

Книга Александра Барда и Яна Зодерквиста 'Нетократия'

Нетокра́тия (netocracy) — это элита, основной ценностью для которой является не материальные предметы (деньги, недвижимость и т.д.), а информация. Полноценный доступ к достоверной информации и манипуляции с ней обеспечивают власть над остальными участниками того или иного социума (общества, страны, государства).

  • Бард А., Зондерквист, Я. Netократия. Новая правящая элита и жизнь после капитализма. — СПб.: Стокгольмская школа экономики в Санкт-Петербурге, 2004. — 252 с. ISBN 5-315-00015-X, ISBN 5-315-00029-X

... Развитие информационных технологий шло по линии «слово — письменность — книгопечатание — глобальные цифровые сети». Письменность информационно обеспечила феодализм. Все великие империи древности стали возможны благодаря письменности. Книгопечатание создало информационную базу капитализма, но инкубационный период длился почти 300 лет, и только тогда стала очевидной революционность печатного станка. Цифровые сети создают информационно-технологическую основу сетевого информационного общества, инкубационный период которого начался с конца 1960-х — начала 1970-х годов.
... Господствующий класс феодального общества — аристократия — определяется наследуемой собственностью на землю. Для буржуазии определяющим становится капитал, и аристократия в капиталистическом обществе занимает положение декорации на социальной сцене. При обеих этих формациях положение в стратовой (классовой) иерархии определяют отношения собственности. Гегемонизм в информационном обществе определяется отношением к знанию — талантом и умением манипулировать сетевой информацией. Отношения собственности отступают на задний план — такой гегемонизм нельзя купить, это уже другое измерение, с другими кодами бытия.
... В отличие от невежественных энтузиастов капитализма, нарождающийся гегемон информационного общества — нетократия — прекрасно осознал разницу между информацией и знанием и особую ценность знания эксклюзивного. Именно сетевая монополия на эксклюзивное знание делает нетократию господствующим классом информационного общества. Буржуазия при этом занимает такое же декоративное положение, как аристократия в капиталистическом обществе.
... Свободный и увеличивающийся поток информации позволил решить многие проблемы XIX века. Сегодня общество уже испытывает влияние избытка информации — ее всесокрушающий поток не структурирован и не сортирован, и в таком виде не является источником знаний. Все отдано на откуп экспертам — новым священнослужителям, для которых манипулирование информацией превратилось в выгодный бизнес.
... Поэтому именно внимание, а не материальная выгода, не капитал, становится главной движущей силой развития общества и основным мотивирующим фактором человеческой деятельности.
... Низший класс, существование которого нетократия отрицает столь же утопическим образом, как буржуазия отрицала существование в качестве низшего класса пролетариата, представлен консьюмтариатом (от англ. consumer proletariat — пролетариат потребителей). В состав этого же класса фактически попадают и капиталисты, занятые традиционным производством — распределением.



Впервые новый правящий класс был назван в книге Барда и Зодерквиста «Netоcracy». Важно отметить: эта работа была издана Стокгольмской школой экономики, что само по себе является знаком признания темы европейскими интеллектуалами. Из русских авторов нетократии много внимания уделяет Евгений Гильбо.

Разумеется, только этими тремя авторами дело не ограничивается. Однако в других публикациях слово «нетократия», как правило, не звучит. Например, книга «Бизнес в стиле фанк» [Кьелл А. Нордстрем, Йонас Риддерстрале. Бизнес в стиле фанк. Капитал пляшет под дудку таланта. Пер с англ. — Санкт-Петербург. «Стокгольмская школа экономики в Санкт-Петербурге», 2002. ] детально рассматривает организацию и стратегию развития нетократического предприятия, хотя слово «нетократия» не произносится ни разу. «Стратегия голубых океанов» [У. Чан Ким, Рене Моборн. Стратегия голубого океана. Как создать свободную нишу и перестать бояться конкурентов. Пер. с англ. — «Hippo Publishing Ltd.», 2005.] полностью посвящена стратегии корпорации, направленной на захват лидерских позиций в обществе победившей нетократии, а вовсе не в современном обществе, как может показаться на первый взгляд. Джордж Сорос в книге «Кризис мирового капитализма» [Джордж Сорос. Кризис мирового капитализма. Открытое общество в опасности. Пер с англ. – Москва, «ИНФРА-М», 1999. ] описывает новый нетократический подход к управлению финансовыми рынками, хотя и он не называет нетократию. Появился даже журналистский китч на тему нетократии [Вл. Чернов. Finita la comedia. журнал «Город женщин», 6 июня 2006.], впрочем, в данном случае он, как и всякие первые образцы китча, пока еще довольно изящен.

Итак, нетократияновый мировой правящий класс, который является источником управляющих воздействий на старые элиты – и на российскую, и на мировую.
Процитируем Гильбо.

  • Гильбо Е. Цикл «Нетократия». Часть I «Форма склоки». — Ссылка

Сегодня наиболее прибыльными стали бизнесы, связанные не с производством, а с постиндустриальной деятельностью. Сегодня на смену борьбе за рынки сбыта и производственные ресурсы, контроль которых был основой власти в индустриальном обществе, пришла борьба за каналы информации, за построение социальных сетей, которые являются основой прибыльного постиндустриального бизнеса. Создатели и обладатели этих неустойчивых нематериальных активов – нетократы – становятся правящим классом в той мере, в какой общество все более и более становится постиндустриальным.
Власть постепенно утекает из рук обладателей материальных капиталов и переходит к кураторам социально-информационных сетей.

В разных странах этот процесс сегодня на разной стадии. В наиболее продвинутых в направлении постиндустриализма странах типа США и некоторых стран Европы уже достигнута, а то и пройдена точка равновесия в распределении властных ресурсов. В странах третьего мира для власти внутри страны обладание материальными ресурсами еще очень важно, но сама эта власть уже очень слаба перед мощью ресурсов нетократического вмешательства извне…

Конечно, уровень классового самосознания нового правящего класса пока что близок к нулю, в силу чего нетократы не покушаются пока на форму политической структуры стран постиндустриального ядра, хотя и оказывают на нее мощнейшее частно-лоббистское воздействие. По сути, официальные органы власти все больше превращаются в декорацию и инструмент проведения интересов частных групп и сетей.
Процесс постепенной смены правящего класса называется в социологии социальной революцией, в противовес революции политической, когда меняется лишь политическое устройство. Сумма технологий постиндустриального общества, прочно вошедшая в нашу жизнь в последние двадцать лет, принесла с собой новые социальные отношения и новый правящий класс, который складывается из тех, кто в наибольшей степени способен в рамках этих отношений концентрировать или производить и удерживать ресурсы, существенные для власти в новом обществе.

Далее Гильбо делает серьезно обоснованный вывод, что в ряде стран, и в частности в России, новая социальная революция, скорее всего, приобретет характер короткой и жестокой политической революции, что заставляет подойти к рассмотрению темы нетократии уже с иных позиций. В свете подобной перспективы становится совершенно недостаточным неторопливое академическое исследование. Необходимо применить другие методы, более четко ориентированные на выявление практически значимых признаков нетократии.

К подобным признакам относятся следующие:

  1. каков основной источник власти нетократии;
  2. каков основной механизм или технология ее власти;
  3. как формируются особенные персональные психические признаки члена нового правящего класса;
  4. в чем именно заключается несовместимость старого и нового правящих классов между собой;
  5. какова мотивация поведения членов нового правящего класса и в чем она отличается от мотивации членов старого правящего класса

и так далее.
Автор: Денисов А.А.

Подготовлено на основе публикации Денисова А.А. Нетократия как стратегический субъект 21 века. // Проблема субъектов российского развития. Материалы Международного форума «Проекты будущего: междисциплинарный подход» 16-19 октября 2006, г. Звенигород / Под ред. В.Е.Лепского. М.: «Когито-Центр», 2006. – 232 с. С. 48-57

ИсточникиПравить

  1. Лазаревич А.,"Ключ к Будущему:Гипертекстовая футурологическая энциклопедия", 1998 г.

Обнаружено использование расширения AdBlock.


Викия — это свободный ресурс, который существует и развивается за счёт рекламы. Для блокирующих рекламу пользователей мы предоставляем модифицированную версию сайта.

Викия не будет доступна для последующих модификаций. Если вы желаете продолжать работать со страницей, то, пожалуйста, отключите расширение для блокировки рекламы.

Также на Фэндоме

Случайная вики